verumreactor.ru

Российское некоммерческое военно-патриотическое сетевое издание

Памятник Герою Советского Союза, главному маршалу артиллерии М.И.Неделину

Памятник Герою Советского Союза, главному маршалу артиллерии Митрофану Ивановичу Неделину. Фото: mil.ru

Маршал Неделин — легендарная карьера и трагическая гибель

9 ноября 1902 года в Борисоглебске Тамбовской Губернии (ныне Воронежская область) родился Митрофан Иванович Неделин.

Маршал Неделин — фигура легендарная. В 1920 году поступил на службу в Красную Армию. Участвовал в Гражданской войне в  Испании. Прошел путь от рядового до маршала, в начале войны командовал артиллерийской бригадой, в 1943 году был назначен командующим артиллерией Юго-Западного фронта. Участвовал в форсировании Днепра, Ясско-Кишинёвской операции, освобождении Белграда и Балатонской операции. Ему было присвоено звание Героя Советского Союза за умелое командование артиллерией и мужество в отражении атак  танковых соединений и пехоты противника северо-восточнее озера Балатон. 

После окончания войны Митрофан Иванович сменил несколько командных постов. С 1948 года – начальник Главного артиллерийского управления, а в 1950 году назначен командующим артиллерией Советской Армии. В 1952-1953 годах — заместитель военного министра СССР по вооружению. Маршал Неделин подошёл к своему новому посту со всей ответственностью. Он не только занимался организацией деятельности ракетных войск, но и активно участвовал в разработке первых стратегических ракет. Под его руководством были проведены успешные испытания этих первых образцов. Благодаря интересу Неделина ракетные войска стратегического назначения быстро развивались. М.И. Неделин был одним из тех, кто стоял истоков ядерного щита СССР и ядерного паритета с США, причём именно стратегических ядерных войск — хотя у их истоков и стояли ракеты малой дальности. В декабре 1959 года был подписан приказ о его назначении главнокомандующим вновь созданного рода войск — Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). 

Но в истории Ракетных войск стратегического назначения были не только героические, но и трагические страницы. Одна из них — взрыв межконтинентальной ракеты Р-16 при пуске с полигона Байконур 24 октября 1960 года. 

На боевом дежурстве у СССР тогда стояло  4 МБР, а у США уже было 60. За 2 недели до этого в речи на заседании Генассамблеи ООН советский лидер Н.С. Хрущёв заявил, что советские ракеты поставлены на конвейер, «как колбаса». Что, во многом, и обусловило спешку при подготовке запуска. 

Главным конструктором Р-16 с максимальной дальностью стрелюбы в 13 тысяч километров был Михаил Янгель. Ракету должны были запустить с открытой пусковой остановки. На безопасном расстоянии был установлен бетонный бункер, уходящий под землю на глубину более 10 метров, было подготовлено оборудование, необходимое для управления ракетой. Для высоких гостей на открытом пространстве перед бункером был подготовлен командно-наблюдательный пункт. Там заняли место командующий РВСН и члены Госкомиссии.

До старта оставались сутки, когда специалисты заявили, что диагностика выявила угрозу несанкционированного попадания топлива в двигатели второй ступени. Проводить запуск в таких условиях было рискованно, поэтому было решено провести дополнительную диагностику. Она подтвердила предыдущие результаты.

Но подготовка к запланированному запуску продолжалась, несмотря на выявленные проблемы, которые решали прямо на стартовой установке. Система уже была запущена и работала на взлёт. Спустя 42 года генерал Константин Герчик, который в 1960 году руководил Байконуром, сказал: «Вопреки логике и здравому смыслу, Р-16 пришла к нам в сыром виде, с  недостатками и недоработками. Но не нашлось никого, способного сообщить «до» правду о недоступности Р-16 для испытаний. Расчет основан на «может быть». Мы, испытатели, столкнулись с фактом и стали заложниками ситуации».

В 18:45 произошел нерегулируемый запуск двигателя второй ступени, и вытекающий горячий газ немедленно уничтожил всех, кто оказался в зоне его удара. Практически сразу же взорвался первый ракетный блок, компоненты топлива разлетелись на многие десятки метров в разные стороны, уничтожив всё на своем пути. Маршал Митрофан Неделин находился в зоне поражения. Останки его опознали только по звезде Героя Советского Союза, погону и остаткам именных часов. Жидкие компоненты топлива поднялись, а затем выпали в виде ядовитого конденсата, состоящего из азотной кислоты. Каждый, кто дышал этим «воздухом», обжёг лёгкие.

Катастрофа унесла жизни 74 человек. Еще 4 скончались позже от ожогов лёгких. Выслушав потом выводы специальной комиссии, которая расследовала трагедию, Брежнев заключил: «Наказывать никого не будем, все виновные уже наказаны». Главное, что понимали специалисты — при испытании столь сложной техники от трагедии не застрахован никто. 

На месте взрыва установлен памятник погибшим ракетчикам. По трагическому совпадению ровно через три года на Байконуре произошла вторая катастрофа, жертвами которой стали ещё 8 человек. Они погибли в результате пожара, возникшего в пусковой шахте после завершения комплексных испытаний ракеты С.П. Королёва Р-9А. С тех пор 24 октября, в годовщину трагедий, запуски с космодрома Байконур и работы с ракетами-носителями не осуществляются. Межконтинентальная баллистическая ракета Р-16 днепропетровского КБ «Южное» была успешно запущена в феврале 1961 года. 

Военная платформа